Повседневности Кота - Страница 4 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 5«12345»
Форум » °•~ Кофе & Мысли ~•° » • Душевно » Повседневности Кота (Лапами в кедах, по вечному коридору времени..)
Повседневности Кота
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 10:48 | Сообщение # 46
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Собирательная сентиментальность 04.11.10

Это очень дурацкое состояние. Когда сидишь, и пробуешь на вкус тоску. Мерзко. Как селёдка. Солёная, скользкая и противная. А ещё она отдаёт скукой. Невыносимой нескончаемой скукой. Она растягивается, как резина. Только жжёная, потому что пахнет. Невкусно. Скука от жизни. Скучно скучать. Сидеть, смотреть, как сквозь дверной проём в комнату попадает тусклый свет лампы в 40 ватт. Наматывать на палец тоску и скучать. 

А ещё очень по-дурацки ощущать себя теперь. Так по-дурацки чертовски приятно. Наверное. И непривычно. Вот ты была одна, и всегда это знала. Ты одна, ты одинока, тебя никто не любит, ты никого не любишь, а может, даже и любишь... а может, и тебя любят, только это не помогает. Это так легко быть несчастной, правда, ведь? И так почему-то чертовски нелегко быть счастливой. Лежать в постели в два ночи, думать и улыбаться. И слёзы умиления в себе давить. Непривычно так. Особенно если до этого ты могла только стелить слёзы по обратным сторонам щёк. 

А ещё вот отсылаешь текст, и сидишь сама себе противная от таких соплей и нюней. 

- Хотелось бы лечь рядом с тобой и обнять тебя. Крепко-крепко так. И не думать ни о чём. Просто обнять и всё. 

- Я вчера заснуть не могла. Лежала и о тебе думала. И улыбалась. Как последняя дура. 

- Смотрю наши с тобой фотографии и плачу. От счастья. 

- Лежала бы ты рядом, я бы тебя нежно обнял и поцеловал.
- А я бы тебя ущипнула, а потом поцеловала. 

- Твоё имя так сладко произносить, что тебя всего надо съесть. 

- И ведь никто не понимает, какое это счастье, что ты вообще есть. То есть не только у меня, а вообще. Они этого не знают. И живут себе спокойно. Странные люди. 

- И ведь самое страшное не то, что ты меня можешь разлюбить. А то, что этот ветер тебя из меня может выветрить. Это страшно. 

- У меня столько чувств внутри. И слово "люблю" такое маленькое ведь, оно не может выразить все те чувства, которые в горле застревают. Очень жаль, что так тяжело это выразить словами. 

- Просто ты знаешь, какое это счастье - обнимать тебя сегодня, зная, что у нас есть завтра?

- А я кого-то люблю.
- И я.
- Так я же ещё не сказала кого.
- А я тоже не говорил. 

Кхм. Вы простите, но просто сентиментальность застряла в горле. 

Рома -
на язык и так по-особенному сладко. Вроде бы самое обычное имя. Как у миллиона других. А всё равно как-то по-особенному. Это так положено, да? Это так у всех? А хочется думать, что только у меня. Вот так нежно и так тепло. Забавно так. Кончик языка щекочет. И такое количество нежности просто словом не выразишь. Точнее, это вообще невозможно выразить словами. А хотелось бы. Да и показать не получится. Потому что... вы когда-нибудь пробовали смотреть внутренними органами? Внутренними органами куда-нибудь в солнечное сплетение, или где там живут все эти чувства. А если они живут под кожей? То можно просто вывернуть её на изнанку. Но это уже не так приятно. Как ты меня любишь? 
Он всё время крепко-крепко обнимает, как маленькие дети. 

Целовать в глаза - это так искренне. Целовать в ямочку на щеке - необходимость. А целовать кончиками пальцев через кнопки и клавиши - это микс нежности и тоски. А ещё кусочек счастья через улыбку и клавишу "Ок". И глазами по буквам. И это очень дурацкое состояние. Нежно скучать. Счастливо тосковать. Такая собирательная сентиментальность, застрявшая в горле.
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 10:56 | Сообщение # 47
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
13.11.10

Осень - отвратительное слово, не правда ли? 

Особенно, когда она поздняя. Такое грязное межсезонье. Город стоит голый, деревья озябшие. Горожане одеваются в зонты, прячут носы в шарфы и руки в карманы от порывистого ледяного ветра, который задувает под одежду, кожу, рёбра; безжалостно гнёт деревья, похожие на безжизненные палки, воткнутые в землю. Асфальт устаёт от тяжёлых капель дождя. Серое, пустое, безжизненное, растлевающееся, всё вокруг. 

Мерзость. 

Поэтому его любимое слово - "Снег". Ещё в детстве ему нравилось сидеть на санках, видеть спину отца, его лёгкие кудряшки, красную руку, держащую верёвку (его отец никогда не носил перчаток, сколько он себя помнил), и чувствовать, как летучие пушистые снежинки покрывают шапку, куртку, варежки, падают на лицо, слегка покалывая нежную детскую кожу. Так весело, забавно и счастливо было моргать ресницами, покрытыми этими белыми пушинками, ловить их языком и улыбаться такому простому и привычному для взрослых явлению. В его почти 18 снег остаётся для него всё таким же чудом. И он уже знает, как устроен весь мир. Но всё ещё с разбегу ныряет в метровые сугробы и чувствует разливающееся по телу счастье, вытряхивая потом из-под куртки пушистый холодный снег. 

Осень - отвратительное слово, не правда ли? 

Поэтому её любимое слово - "Лето". Она любит лето, а лето любит её. Оно не расцеловывает её пухлые щёки, но забирается в самую глубь сердца и греет изнутри, растапливая холод, который приносит ей такое ей чуждое послелетнее.Тёплый ветер заплетает ей волосы, шепча на ухо что-то нежное. Солнечные лучи смешиваются с кровью в организме, делая её целой. Летом можно быть счастливой. Собрать остатки нежного, милого, тихого, невысказанного и возвести в абсолют; перечувствовать. Можно гулять по ночным карнизам, видеть сладкие сны днём, засыпая с рассветом. Она любила лето - время, когда можно быть собой. Смешной, на кого-то не похожей, с летними глазами, пухлыми щеками и смешной улыбкой. 

Осень - отвратительное слово, не правда ли? 

Но ей так нравится. Трогать волосы. Гладить пальцы. Целовать в ямочку на щеке. И любить. Нежного мальчика, который любит слово "Снег". 
Но ему так нравится. Дотрагиваться до губ. Сжимать в объятьях. Носить на руках. Дарить весь мир. И любить. Такую летнюю девочку, любящую слово "Лето". 

И в этой холодной осени. Они превращаются в слово "Happiness".
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 10:57 | Сообщение # 48
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Всеобъемлюще 16.11.10

Хочется обладать. 
И болеть. 
Всеобъемлюще так, постоянно. 
Кусать пальцы и дышать в ухо. 
Чтобы дрожью. 
Мурашками пробежаться по телу. Откусить язык. Под корень. И проглотить. Вырвать кусок, оставить у себя, хранить где-то под сердцем. И всё равно желать большего. 
Обладания. 
Не только тело - душу целовать. Целовать душу лёгкими, печенью, почкой. Дрожащими губами касаться границы сознания. 
С ума сходить. От запаха, от вкуса, от мыслей, от желаний. От тебя. Сумасшедше так с ума сходить. 
Выжить все соки, налить их в высокий бокал и залпом выпить. Запустить в волосы пальцы. Завязывая узлы тёмными прядями. Ногтями кожу сдирать. Слой за слоем, слой за слоем. В темноте, в духоте, в шумящем шёпоте. Подушечками. Пальцев. Миллиметр за миллиметром. Сканировать. Записывать на кластеры памяти, форматнув все прежние файлы. 
И задыхаться. 
Как у Земфиры, 
от нежности. 
От своей вольности, от твоей беспомощности. Когда ты у меня в руках. Когда я у тебя в голове. И не только. Везде. 
Всеобъемлюще так. 
Не пошло. 
Хочешь, я расскажу, как нравится? Как мне нравится до твоих губ дотрагиваться. Быстро, нежно, страстно, слегка касаясь. Прижимаясь. Застывая. Открывая глаза, видя лицо. Близко-близко. Так близко никто и никогда. 
Понимаешь? 
Так волнующе. Так счастливо. Плаксиво и сентиментально. Так сентиментально страстно любить тебя сегодня. Рывками. Толчками. До боли в руках, до судорогах в ногах, до спазмов в позвоночнике. До сжимания сердца. Разрыв грудной клетки. Разрыв сознания. Главное не нащупать стоп-кран. Этой безудержной нежности. Важности. Нужности. Твоей, моей, нашей. Этой милости, этой хрупкости. 
И никакой силы воли не хватит. 
Никакие запреты не запретят. 
Когда ты рядом. 
Уже скучаю. 
Уже мечтаю.
Безумно люблю.
Когда
ты так 
всеобъемлюще 
рядом.
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 10:58 | Сообщение # 49
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Насчет три 24.11.10

Так медленно перетекаю в твою жизнь. 

Но что ты знаешь о моей? 

Ничего, кроме того, что чай я пью без сахара. 

Но, может, так оно и должно быть, и это единственное, что нужно знать. 

Сможешь выкинуть прошлое и строить со мной будущее? 

Давай насчёт три откроем глаза и начнём по новенькому кирпичику собирать девственную вселенную. 

Что ты хочешь туда взять с собой? 

Твои любимые спортивные штаны, футбольный мяч, твою золотую медаль, книгу по введению в специальность (автомобили, конечно) и упаковку ароматного чая. 

Что я хочу туда взять с собой? 

Томик любимых стихов, папку с рисунками, карандаш, mp3 плеер с музыкой, тушь для ресниц, блокнот для записей и кофейные зёрна. 

Посадим там какао дерево. Чтобы можно было вечерами под ним тебя целовать, целовать, целовать. Купим солнце. И будем загорать. Продадим тучи и на вырученные деньги купим море. Поставим дом с садиком. И качелями. Чтобы, сидя на них вдвоём, сладко тянуть горячую жидкость из больших чашек. Я крепкий кофе, ты - ароматный чай. Заведём чёрного кота и назовём его Милорд. И будем его обожать. 

Это будем прекрасная вселенная. 
Это будет наша вселенная. 

Насчёт три, помнишь? 

Раз, Два...
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 10:59 | Сообщение # 50
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Моя девочка больше не засмеется 16.12.10

Я с детства боялся пауков. Мерзкие восьминогие твари со страшной противной мордой. И никого страшнее пауков для меня не было. Но только к 23 годам я понял, что самое страшное - это люди. Большая, огромная толпа, тупое стадо, топчущее под собой нежную землю своими ногами. Этот поток, это быстро стихийное течение сборного люда никак не остановить. Если ты встанешь на их пути - тебе конец. Тебя смоет волной цунами, что-то ревущей хором на уже непонятном языке. 

Я знал, что в ту субботу в городе неспокойно, но даже не представлял насколько. И я просто проклинаю тот день. И до сих пор не могу понять, почему, ну почему мы оказались именно там. 

Я помню, как крепко держал её руку, слышал тяжёлое дыхание. Ей было страшно. Мне тоже. Метро гремело. Громыхало. Стучало и выло. А народ всё подходил, блокируя выход. Боже, мы всего лишь хотели добраться до дома. Нам были не важны все эти национальные разборки: кто кого убил, кто кого отпустил, кто чем не доволен. Мы просто хотели добраться домой. Я ещё сильнее сжал её руку, стараясь сохранять спокойствие. Народу становилось всё больше. Агрессивно настроенные люди, в шарфах на лице, с имперскими флагами; кто-то время от времени выкрикивал лозунги, и вся масса подхватывала. "Россия для русских!". Чёртовы нацисты. Спустя несколько минут все попытки выбраться хотя бы к эскалатору стали не то, чтобы тщетны - они были просто невозможны. Приехал состав, и возмущённая толпа начала добить по стёклам, по стенкам вагона. Выглядывая над головами безжалостного люда, я мог ухватить взглядом испуганные глаза женщин и возмущённые лица людей в вагоне. Кто-то пихнул её сзади, и она ударилась об меня. Сразу прижалась. И я почувствовал, как она дрожит. Дрожь её тела перетекла в моё, будто перелили жидкость из одного сосуда в другой. Она слегка привстала на носочки и хриплым голосом сказала мне в ухо:

- Егор, мне страшно...

Я сжал её руку, а волна злости и страха сжали моё сердце колючей проволокой под напряжением. Становилось невыносимо душно. Я огляделся, ища возможность протиснуться к выходу. Но мы стояли почти у края платформы, а с трёх сторон нас сдавливала толпа. Где-то раздался голос. Проклятый вопль, который до сих пор гудит у меня в голове. "Аллах Акбар, суки". Голос, как сирена при воздушной атаке. Странно, я думал, мы живём в мирное время. Разъярённая толпа кинулась в сторону кричащего, как голодная собака на кусок свежего мяса. Всё произошло так быстро. Толпа ринулась, отпихнув нас к самому краю платформы. Следом раздался шум подъезжающего состава. Я старался её держать как можно крепче, но ощущая на себе удары локтей, рук, ног, я не сразу сообразил, почему больше не чувствовал её ладонь в своей. Я обернулся, и перед моими глазами вспыхнула картина, которая навсегда отпечаталась на сетчатке: её большие, испуганные, так мною любимые зелёные глаза; лицо, застывшее в ужасе и вытянутая вперёд рука, хватающаяся за воздух, та самая, что я не смог удержать. Ещё секунда, и её образ скрылся за проезжающим составом. А дальше всё как в замедленных кадрах. Меня пихали в разные стороны, а я просто стоял и смотрел на мелькающие вагоны. Люди выглядывали испуганно, удивлённо, возмущённо из дверей остановившегося поезда. Никто не решался выйти. Двери захлопнулись, состав тронулся и уехал. Где-то слева добивали проклятый голос. Метро решили перекрыть. Когда я увидел то, что осталось от моей белокурой девчушки, единственное что раздавалось у меня в голове - это паническое "Почему?". 

Почему метро перекрыли только сейчас? Почему именно сегодня нам пришлось возвращаться домой через эту станцию? Почему она не держала меня крепче? Почему я не смог её удержать? Почему она больше не засмеётся?

Почему?
Почему?
Почему?

Стенки станции метро отражали звуковые волны, издаваемые толпой. А у меня в ушах стоял лишь гул, заглушающий голоса.

Моя девочка больше никогда не засмеётся. Никогда из-за того, что кто-то решил слишком громко и агрессивно высказать свою точку зрения, из-за того, что, оказывается, у нас так много недовольных, из-за того, что кому-то просто не нравится цвет волос и разрез глаз другого. При чём здесь моя девочка?

Цивилизованное общество? Человек - венец природы? Чушь! Люди - всего лишь слабомыслящие существа с ярко выраженным стадным инстинктом. И если ты не в стаде, ты должен быть уничтожен. 

Я знал, что в Москве в ту субботу не спокойно, но не представлял, что настолько. И я до сих пор не могу поверить, что моя девочка больше не засмеётся.
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 11:00 | Сообщение # 51
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Её попытки нежности 22.12.10

Попытка номер раз
Дотронуться указательным пальцем до кончика носа. Провести лёгкими ноготками по линии скул, подушечками пальцев остановиться у ямочки на левой щеке. Задержаться на любимом местечке на мгновение. И дальше - подбородок, губы, маленькая смешная впадинка над верхней, снова нос, затем лоб, тёмная чёлка. Слегка потрепать волосы. И начать всё сначала. Это так приятно. Блуждать пальцами по знакомым чертам, каждый раз влюбляясь заново. И каждый раз крепче предыдущего. А затем спускаться ниже. Ямочки ключиц, слегка выпирающие косточки, линия между рёбрами, а потом палец упирается в пупок. Хочет спуститься ниже, но решительная рука неуклюже останавливает. Пальцы скользят по низу живота, слегка царапая ногтями, и ложатся на свою коленку. 

Попытка номер два
Целовать в щёку. Быстро. Много. В любимую ямочку на левой щеке. Остановиться. Посмотреть на него. Улыбнуться. И снова целовать беззащитное место на лице.
- Нас сейчас выгонят.
Короткий взгляд и пауза. Оглядеть помещение кафе и безразлично сидящих присутствующих:
- Не выгонят. 
И дальше - целовать, целовать, целовать. Изливать всю нежность, томящуюся в груди. Такое несказанное удовольствие. Искать губами каждый знакомый миллиметр. И любить каждую эту секунду, когда всякая клетка тела, наполненная нежностью и умилением, изливает свои чувства.
- Вот смотри, все сидят нормально, а ты чмок да чмок. 
И доля отвращения в его голосе.
Пауза. Долгая пауза. Закрытые клапаны чувств. Мысленная платина этого ручья. 
Такая ненужная нежность.

Попытка номер три
Называть его по имени. Часто. Постоянно. Просто - по имени. Просто - четыре буквы. Добавить ещё несколько для большего выражения чувств, когда четыре - такое маленькое число. 
Когда имени мало - смешные прозвища, имеющие значения только для двоих. Два это не четыре, это много. Два - это так много, так мило, так красиво, так счастливо, когда это вместе. Когда врозь - тогда просто по имени. Чем чаще, тем лучше, тем больше иллюзия ощущения близости.
По имени.
С рычащей "Эр" до протяжной "а". 

Попытка номер четыре
- Как дела?
- Нормально.
Тишина.
Тишина.
Тишина.
Глубокое тяжёлое дыхание. Потому что воздуха не хватает. Его всегда не хватает, когда сердце так бешено стучит. Когда нервничаешь. 
- У тебя как?
- Нормально, - почти шёпотом, потому что на большее лёгкие не способны, а диафрагма и та отказывается работать. 
И на этом всё. 
Он где-то там, то с кошкой, то с сестрой, то в телефоне, то у компьютера, то на другом краю дивана. Но явно не здесь. 
Вдох поглубже. Выдох потише. Почаще моргать, стараясь остановить головокружение. Но это ничего. Совсем ничего. Главное то, что со страшной силой вдавливает в диван. Равнодушие. Безразличие. Такие страшные слова, что, и правда, немного страшно. 
Хочется провалиться. Чёрт, как же хочется провалиться. Сквозь пол. Шокировать соседей, плевать, но лишь бы не здесь, не сейчас. Лишь бы не чувствовать это. Взгляд протирает линию шеи. Все нежности мгновенно тухнут в ледяном омуте молчания. И тишина режет по ушам. 
Когда кислорода не хватает, кажется, будто ты в невесомости. 
Когда комната кружится вокруг тебя, кажется, будто ты не здесь. 
Когда делаешь глубже вдохи, яснее ощущаешь бешеное биение сердца. 
Маленькие нежности срываются вниз и разбиваются о скалы. 

Попытка номер пять
Бывает такое. 
Один день, одно событие, одно массовое самоубийство нервов - и всё как по наклонной.
Всё медленно, но верно съезжает прямо вниз. 
На спад. 
На пропад. 
Ты пытаешься что-то восстановить, собрать, сделать вид, что ничего не было. А что было? Так, простая нелепость, оплошность. Нечаянная. 
Ну не было и всё тут.
И равнодушия не было.
Совсем.
И вот ты стряпаешь всё заново. 
Но какие-то осколки потерялись, какие-то и вовсе раскрошились.
Невосстановимо. 
И сидишь как у разбитого корыта. 
Ища другие кусочки, пытаясь чем-то их заменить.
Бесполезно.
Бес-по-лез-но. 
Последние попытки нежности были встречены ненежностью..
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 11:01 | Сообщение # 52
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Свалка мыслей 29.12.10

Контейнер номер раз.
Просто иногда мне хочется быть совсем другой. Понимаешь? Другой. Ну, то есть совсем. И думать о другом. И по-другому. Говорить совершенно непохожие на мои слова. Иначе выражать эмоции, показывать жесты. Чуточку быть не из этого мира. Чтобы про меня писали. Чтобы интересовались: "А что же творится в её голове?". Чтобы можно было собирать в обоймы слова и метко ими палить. Чтобы узнавали по отдельным чертам. Просто, другой. Но это так сложно. И мне чертовски сложно это переосмысливать. Если бы у меня оказалась в руке волшебная палочка, я бы не пыталась изменить мир, я бы изменила себя. Потому что от мира ничего не зависит. Только от нас. Ты же знаешь это, правда? Ну конечно знаешь. Глупо не знать такие очевидности. Правда, если бы мне удалось изменить себя, ну то есть, совсем, кардинально, ты бы меня не любил бы, так ведь? Ведь это уже была бы не я. Знаешь, хорошо, что у меня нет волшебной палочки. 

Контейнер номер два.
Сигареты - это гадость, не так ли? И почему-то когда плохо, хочется себя убивать. Изнутри. Медленно. Незаметно. Чтобы это нельзя было почувствовать. Выдыхаешь сигаретный дым, и всё кажется не таким уж значительным. Этот холод. Эта побелка за окном. Эта боль. Хотя нет, вру, это не больно. Когда хочется курить - это не больно. Это... просто хочется курить. И больше ничего. Куришь в окно и ничего не хочешь. Понимаешь? И тебя видеть. Совсем не хочешь. Потому что ты ведь ко мне не так, как я. Или я не так, как ты. Или я снова преувеличиваю. Возвожу в абсолют. И хочу сузить твой мир до диаметра моих зрачков. Холодный воздух из открытого окна решил окончательно меня заморозить. 

Контейнер номер три. 
Порой грусть и тоска накрывают с головой. И ничего тут не поделаешь. Совсем ничего. Моя грусть всегда внутри теплится и не хочет уходить. У неё даже нет причины. Она просто так без повода заходит на чай. На утренний кофе. Сонный. На подоконник. Томно опускается и сидит. Играет в гляделки, проказница. И молчит. Давай сегодня будем слушать тишину? Давай просто иногда будем слушать тишину. Это ведь так здорово. Слушать кого-то немого. Внимательно так. Ты вечно что-то говоришь, но когда мне грустно, нужно молчать. Моя грусть любит немую тишину. Просто знаешь, знаешь, в немой тишине потом очень отчётливо слышны слова. Шёпотом. "Я люблю тебя". Шёпотом. Потому что все важные слова следует говорить шёпотом. И только так. Может быть, моя грусть когда-нибудь и спорхнет с подоконника вниз с одиннадцатого этажа. Может быть. ТЫ её слегка подтолкнёшь своим шёпотом. 

Контейнер номер четыре.
Шумный день всегда сменяется ночью. Я её так люблю, знаешь. И это время. Когда можно ложиться спать, когда все только просыпаются. Люблю очень. Ночь, она ведь такая одинокая девочка. С ней можно думать, думать, думать. Только думать и ничего не говорить. Потому что это лишнее. Думать о многом, о разном. К четырём утра все мысли пропадают. За окном замок снежной королевы блестит в свете фонарей. Становится немного пусто. Внутри. Но, знаешь... когда я остаюсь наедине с собой. В полной тишине. Я слышу внутри себя твой голос. Слова, сказанные тобой, звучат в моей голове, повторяя твою интонацию. И мне становится не так одиноко, понимаешь? Я плачу, но я не одинока. Это здорово. Что можно быть не одинокой, даже когда ты совсем одна.
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 11:02 | Сообщение # 53
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Чудо в розовом комбинезоне 21.02.11

Лёгкий морозец обжигает кожу. Это столь ностальгическое чувство напоминает прежние времена, когда тебе было слишком мало лет, чтобы смотреть на мир с нынешней высоты. А сейчас небо всего лишь небо, облака всего лишь облака, хоть и до ужаса красивые порой. Когда в голове таскаешь столько мыслей, столько мыслей, что они кружатся там, кружатся, и самое главное ничего не растерять и попытаться рассовать их по нужным полкам. И надо помнить, что нигилизм Базарова выражается в его отвержении любых авторитетов, что у мамы день рождения 5 июня, что в немецком языке всего четыре падежа, что нужно, наконец, начать высыпаться, а завтра сдать доклад о молодёжи как о социальной группе. Когда таскаешь в голове столько мыслей, уже не до облаков и неба. 

Сворачиваю на дорожку, проходящую мимо магазина, к нужному дому. Навстречу мне идёт парень, на вид лет двадцати пяти максимум. С серьёзным лицом, слегка нахмуренный, явно задумавшийся о чём-то. Какая к чёрту красота природы, когда вокруг такие лица. Такие лица, что лучше в них не смотреть. Но когда я прошла мимо него, то увидела бегущее сзади двухгодовалое чудо в розовом шуршащем комбинезоне. Девочка бежала сзади молодого парня и кричала: 

- Папа, папа, смотри, я тебя почти догнала! Видишь, догнала! 

Парень оборачивается, смотрит на подбегающую к нему девочку и улыбается. Мило так, сладко. От того выражения на его лице ничего не осталось, абсолютно. Никакой серьёзности, лишь чистая, искренняя радость. 

И мне подумалось, что, наверное, не всё так серо и уныло в наших людях. И облака и небо действительно не имеют никакого значения, если у тебя есть такое двухгодовалое чудо в розовом комбинезоне. 

Вечером морозец всё ещё щекотит щёки и слегка колит их. Но это даже приятно. А ещё приятно держать за руку. Держать за руку, идти рядом. Люблю смотреть на свет фонарей сквозь голые ветви деревьев. Они тогда похожи на некую паутинку из коричневых прутьев. И небо чистое. И хочется думать, что однажды, ну.. когда-нибудь будет такой же вот морозный вечер, и снег под ногами хрустящий, и свет фонарей, и голые ветки деревьев. И маленькое чудо подбежит сзади, возьмёт крепко за руку идущее рядом со мной большое чудо и назовёт его папой. 

И знаете, тогда, и правда, облака и небо не будут иметь никакого значения.
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 11:02 | Сообщение # 54
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Любимые последние слова 24.02.11

И хочется куда-то вернуться. Хочется, чтобы было куда возвращаться. Куда можно сбежать, убежать, бросить всё и просто отправиться в путешествие назад. Но такого места нет. Его просто не существует. Это место - лишь островок в твоём воображении, в твоей голове, которая каждую минуту разлетается как осколочная мина под тяжестью этих чёртовых воспоминаний. 

И часто, смотря в окно, видеть совсем другой пейзаж, так не похожий на тот, северный, сибирский. Думать о том, чего никогда не вернуть. Не испытать. Не поставить на нужное место и не исправить. Только воспроизводить в сознании те чувства, те самые чувства, которые ты никогда больше не сможешь испытать. 

Понимаешь, что навсегда, что это конец. И ты это знаешь. И он знает, что ты это знаешь. И слёзы, слёзы, чёртовы слёзы льются из глаз, не переставая, на протяжении трёх часов. И ведь не верится сначала. Так жестоко отобранная возможность. Возможность видеть, ощущать, чувствовать. Смотреть в глаза ведь уже невозможно, невыносимо. Сложно. Смотреть в глаза и каждый раз думать, а что же эти безразличные карие находят в твоих. А ничего. Только сожаления, что твои вообще существуют. 

Уже три года и минус весна. Ни строчки, ни буквы, ни взгляда, ни слова. Нет даже пустых обещаний, которые он никогда не выполнял. Как так вообще? Земля такая круглая, а мы никогда не встретимся? Мне бы просто раз взглядом скользнуть по его карим и успокоиться. 

А у него за окнами Питер. 

Такое разве вообще бывает? Когда никогда. Когда навсегда. Кода совсем. Когда окончательно. И ком в горле такой, что не сглотнуть. Чувства собираются, как мятая белая бумага, и бегают по телу маленькими мурашками. И ты понимаешь, что это именно тот момент, когда не хватает одного человека. Не хватает того, как он произносил твоё имя, как смотрел своим пронзительным взглядом прямо в глаза, как молчал. Всегда молчал и молчанием говорил больше, чем все остальные слова мира. И даже боль от него была приятной. И всех этих потрясений, ощущений, эмоций никто никогда не даст испытать. 

Мои любимые последние слова - это молчание. 

Было лето. Простое такое лето. С солнышком и тёплыми лучами. Моё последнее лето. Он раскинул руки в стороны. Подняла глаза на него, он кивнул. Тогда я подошла и обняла. Он сомкнул руки, и положил подбородок мне на голову. Несколько минут молчания последних слов. 

Что там про время? Ах, да.
Не лечит.
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 11:03 | Сообщение # 55
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Два дня до весны 26.02.11

Два дня до весны. Хотя нет, не так, два дня до марта. До весны ещё далековато. Два дня и март начнёт выгонять февраль со своей территории. И такое символистское состояние. Кажется, будто с этими четырьмя буквами что-то изменится, придёт радость, свалит куда подальше грусть и хандра. Но на самом деле, весна это всего лишь весна. И не больше. Это только влажный воздух, ручьи под ногами, первая зелёная трава, первые листки на ветках, первое настоящее солнце. 

Можно, я буду любить тебя очень? То есть, совсем буду. 

- У тебя есть какие-нибудь планы на семейную жизнь?
- Да есть тут одна Золушка, вон, которая на кухне сковородками гремит.

И улыбаюсь. 

Можно, я буду тебя запоминать?

По дню, по сантиметру, по впадинке у ключиц, по упавшей на щёку ресничке, по одному децибелу голоса, по лункам ногтей на левой руке. Это ведь так нужно. А вдруг я забуду. Вдруг, такое возможно забыть. С возрастом зрение ухудшается, от чего расплываются краски и путаются цвета. Я буду тебя рисовать, чтобы лучше изучить, я буду о тебе писать, чтобы лучше понять, я буду тебя очень помнить, чтобы никогда не забыть, если нам вдруг придётся расстаться. 

Можно, я буду много-много с тобой смеяться? 

Смех - это вообще самое искреннее, что есть в человеке. Слёзы можно сдержать, злость можно скрыть, но смех и счастье ничем не утаишь. Я всегда буду с тобой счастлива. Можно ведь? Это как... сидеть в полной тишине и темноте, плакать о чём-то своём, подавляя в себе всю эту гадость внешнего и внутреннего мира, и быть счастливой, чёрт возьми. Такое что-то бесконечное и нескончаемое, как работа вечного двигателя. И ведь плевать, что его не существует, правда? 

Можно, я буду снимать тебя на камеру?

Так забавно наблюдать за тобой. И так до чёртиков приятно знать, что таким тебя навряд ли кто-то видел. А ты так чертовски мил. Просто премил. И даже сотни мурлыкающих котят не сравнятся с тобой в милости, когда ты щуришься и говоришь что-то смешным голосом. А я тебя даже не слушаю в такие моменты. Куда важнее наблюдать. Ты говорил, у тебя есть камера. Давай я буду тебя на неё снимать. Я же так часто скучаю по тебе. 

Можно, я буду о тебе думать перед сном? 

Всем почему-то так важно иметь кого-то, о ком можно думать перед сном. Закрывая глаза, укутываясь в одеяло, думать и улыбаться. Можно я буду улыбаться о тебе? Это ведь так здорово. Распределять по всему горизонтальному телу тепло, которое накопилось за день в солнечном сплетении. Улыбаться о тебе и приятно засыпать. 

Можно, я буду знать, о чём ты молчишь?

Мои молчания всегда гораздо важнее слов. Любые молчания гораздо важнее слов. Кроме тех, которые были сказаны шёпотом. Прошепчи мне, о чём ты молчишь, расскажи свои мысли, покажи свою душу. Ты не волнуйся, я руками трогать не буду, зачем марать, просто любоваться. Она ведь так прекрасна у тех, кто влюблён. Давай, я буду знать, о чём ты вздыхаешь. О чём ты спишь. О чём ты улыбаешься. О чём ты молчишь. 

Можно, я всегда-всегда буду с тобой? 

И может даже не рядом, а просто где-то внутри. Ведь мало ли, что может случиться. Просто буду у тебя внутри. Устроюсь поудобнее там, ведь у тебя всегда так тепло. И светло. И хорошо. До чудовищной нелепости хорошо. 

Два дня до первой весны. Два дня до первого нашего солнца. И плевать, что это изжитый символизм. Это всего лишь весна. Всего лишь солнце. Всего лишь солнце в моей голове. И хочется, как же хочется верить, что всё будет предельно хорошо с этим мартом. Нам с тобой обязательно нужно с ним подружиться. Можно, я куплю билеты в март в одно купе с тобой? Можно, я встречу эту первую с тобой весну.. с тобой? И меня можно простить за тавтологию, ведь тут всего лишь два дня до весны.
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 11:04 | Сообщение # 56
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Давай побудем немного Нарциссами 02.03.11

Давайте побудем немного Нарциссами? Проснёмся, посмотрим в зеркало на себя, сонную, неумытую, и скажем: "Я красива". Гляди, ведь ты, правда, красивая. Безумно, чертовски красивая. 

Натали в этой комнате уже не в первый раз. Ей здесь всё привычно. И серые обшарпанные стены. И старые весы с гирьками. И строгая тётенька в больничном халате, с взглядом уставшей женщины, которой всё надоело: и муж алкоголик, и бездельник сын, который не хочет помогать матери. А ей каждый день приходится приходить сюда, и общаться с такими вот, как Натали. Натали уже знает, что нужно делать. Она выворачивает все карманы, показывает, что у неё ничего нет. И встаёт на весы. Маленькие гирьки в несколько грамм, которые она привязала в ногам, мало что изменили в ситуации, и она так и не набрала нужного веса. Жена алкоголика покачала головой, скривила лицо и записала что-то к себе в журнал. Затем помахала рукой, мол, иди, свободна. Натали немного потерянно смотрит на неё (у неё всегда такой слегка потерянный взгляд) и направляется к двери так, будто не знает дорогу. Высокая блондинка с выступающими косточками уныло шагает по коридору в свою палату. По пути из кабинета она останавливается у большого настенного зеркала: высокая, со светлыми выгоревшими на летнем солнце волосами по пояс, впалыми щеками, слишком сильно выступающими ключицами, с костями вместо рук, обтянутыми кожей, и с такими же ногами. Натали чуть наклоняет голову: она всегда так делает, когда не довольна своей фигурой. Ещё Натали умеет читать мысли других людей, когда те смотрят на неё. Только они у всех почему-то одинаковые. Они все думают: "Толстая. Какая же она толстая". И в следующий раз Натали обязательно что-нибудь придумает, чтобы цифра на весах стала больше, и её выписали из этой психиатрической больницы. 

Эмма читает письмо и нервно теребит выбившуюся прядку волос, то и дело краснея. Она пробегает глазами по прыгающим строчкам на душистом листке бумаги, снова возвращается к началу, перечитывает, опять краснеет. И когда Эмма вдоволь начиталась и убедилась, что её не подводит зрение, что ей не кажется, и всё это взаправду, девушка поворачивает голову к зеркальному шкафу. Тщательно себя оглядывает, будто впервые видит. И ей невдомёк, ей никак не понять, где же нашёл автор письма эти эпитеты в ней. Где же солнечные лучи по плечам, когда здесь лишь рыжие кудряшки, нелепо свисающие вниз. Где же он увидел ультрамариновые озёра на месте синюшных распахнутых глаз? Где тот греческий профиль, когда здесь лишь кокетливо вздёрнутый нос? Где расцелованные солнцем щёки, когда тут лишь обычно разбросанные веснушки? Да нет, всё это, видно шутка. И она улыбается, снова перечитывает некоторые строчки, а потом поднимает голову к зеркалу и начинает себя заново разглядывать. Разглядывает с интересом, придирчиво. Да нет, нет, это вовсе не так, он просто льстец и лжец: из зеркала на Эмму смотрела не "восхитительная девушка неземной красоты", а обычная, самая обычная такая рыжуля. С бледной кожей, с веснушками по всему лицу, с кудрявыми медными волосами и слишком большими глазами. Эмма откладывает письмо странного поклонника в сторону и тяжело вздыхает. Нет, нет, ей никак не верится, что она, Эмма, самая тихая и незаметная девочка в классе, может быть для кого-то красивой. 

У Вероники небольшая и уютная комната. В ней есть всё, что необходимо девушке: её любимые вещи, старые детские игрушки, которые ей дороги, много альбомов с её старыми фотографиями, комод с вещами, телевизор, ноутбук на столе, листы бумаги, цветные карандаши, тушь и перо для неё. Вероника художник. И рисует она исключительно девушек. И исключительно красивых. Натурщиц ей приводит её старший брат, который знакомится с девушками и предлагает им попозировать своей сестре. Ещё у Вероники есть стена, у которой ничего не стоит. Эта стена обклеена самыми различными фотоснимками, на которых в основном киноактрисы и проходящие мимо дома девушки, которых Вероника фотографирует с окна. Единственное, чего нет в этой комнате - это зеркала. Ни одного. Ни одной отражающей поверхности. Чтобы Вероника не смогла увидеть себя, своё обезображенное лицо. Четыре года назад она попала в аварию, когда возвращалась от подруги на такси. Таксист был пьян и вылетел на встречную полосу, ударился в отбойник, и машину перевернуло несколько раз, загорелся двигатель. Девушка сумела выбраться из машины до взрыва, но, увы, половина лица и рука Вероники, которой она пыталась закрыться от жара, сильно обгорели и теперь обезображены. Так же в лицо девушке попали осколки, которые оставили глубокие шрамы. И сколько бы хирургия не исправляла то, что натворила авария, всё бесполезно. Былую красоту уже не вернуть. Поэтому Вероника никогда не смотрит на себя, точнее на того уродливого монстра, которым она стала. У Вероники небольшая уютная комната, и в ней есть всё, что необходимо девушке. Но за те три года, которые Вероника не выходила наружу, глухие стены комнаты ей изрядно осточертели.

Сейчас красота - это лишь тренд. Лишь внешняя оболочка, обёрточная бумага от конфет. И все почему-то забывают, что конфеты тоже бывают невкусные, и что для каждого любимые конфеты разные. Каждая девушка хочет быть красивой. И каждая по-своему красива. И пусть это всего лишь прописные истины, плевать. Я не учу вас жить, не впихиваю в голову свою идеологию и свой взгляд на жизнь. Но с каких это пор все стали такими эстетами? И почему этот эстетизм заканчивается лишь на beautiful fase? Она может говорить, что у неё толстые ноги, тонкие губы, недостаточно яркие глаза, слишком короткие пальцы, светлая кожа, дурацкие веснушки, эта противная родинка на ноге, чёрт бы её побрал, всю картину портит, эти вечно завивающиеся волосы, и где, чёрт возьми, мои любимые бигуди. И брови у меня не той формы, и живот не плоский, и грудь маленькая/слишком большая/дурацкой формы, а ещё, знаете, реснички на левом глазу не такие густые, как на правом, это тоже меня не устраивает. И всё, абзац, аут, кошмар, ужас. И конечно некрасивей тебя никого на свете нет. Но на самом деле это ведь так просто - быть похожей на нарисованную картинку из журнала, которую кто-то почему-то назвал красивой. Гораздо сложнее быть собой, естественной, настоящей и единственной. Нет, правда, можешь сколько угодно быть недовольна собой, ругать зеркало, гены, маму с папой и свои непослушные волосы, но если кто-то, кто тебя любит, говорит тебе "Ты красива", знай - ты действительно красива. Пусть даже только для этого человека. По-своему, оригинально, единственно так для него красива. 

И поэтому, чёрт возьми, давайте побудем немного Нарциссами? Посмотрим сегодня в зеркало и скажем: "Я красива!". Скажем и поверим в это. И влюбимся в ту девочку за серебром зеркала. Хотя бы ради того одного, для кого ты обворожительно красива, несмотря на непослушные волосы и слегка толстые ноги.
 
lena_lenaДата: Воскресенье, 23.03.2014, 11:05 | Сообщение # 57
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Джек 05.03.11

У Джека всегда грустные глаза и слегка помятый вид. Он всегда не брит и слегка не трезв. Джек возвращается в свою одинокую квартиру, в которой разбросан бардак, под ночь. В руке у него обязательно бутылка допитого уже возле дома алкоголя. Он заходит в своё жильё, которое когда-то было светло и уютно, а теперь пахнет только тоской, влагой да ржавыми трубами; выбрасывает пустую бутылку к её стеклянным подружкам и открывает бар. Джек сварганивает себе бокал скотча и пьёт, пока не засыпает в счастливом беспамятстве. Говорят, чувство вины - полезная для совести вещь, но иногда она убивает. Медленно, противно, с привкусом скотча во рту. 

Так у Джека проходит каждый вечер. Его грозятся уволить с работы, но пока терпят в силу человеческого сострадания. У Джека есть пёс, старый уставший пёс - единственный его друг и товарищ. Он уже на четверть слеп и наполовину глух, но когда Джеку не с кем поговорить, пёс слушает его, как будто всё понимает. Люди могут делать лишь сострадательные лица. Больше от них никакого толку. Ты никогда не узнаешь силу человеческого страдания, если никогда ничего не терял. По-настоящему то есть. Джек давно им не доверяет, всем этим человеческим снобам. Он давно не понимает, зачем просыпается каждое утро и тащится на работу, но слишком труслив, чтобы однажды в семь тридцать утра выйти в окно. Из всей этой размазанной по ленте времени гнилой жизни, у него есть один день, когда можно притвориться живым. 

В этот день Джек достаёт электрическую бритву, которую ему когда-то подарила жена, сбривает всю щетину, достаёт из шкафа свой лучший и единственный костюм, покупает цветы и идёт по выученной по камешку дорогу к кладбищу. За резной калиткой под большим дубом две плиты с фотографиями в круглой рамке. Конец - это когда под фотографией появляется вторая дата. Под фотографиями молодой женщины и румяно щёкой девочки она появилась три года назад. Джек оставляет цветы, любимые их белые лилии, и шумно закуривает. 

Наверное, в тот день дорога была против. Наверное, в тот день дождь был против. И тормоза. И то дерево. И скорая, которая приехала через сорок и пять минут, была против. Наверное, не следовало портить ссорой хороший вечер. Наверное, наверное...

Эти "наверное" в этот день кружатся в голове Джека, как юла, давящая на лобную долю. И вот он стоит перед ними, курит. Самый мёртвый из всех мёртвых, лежащих здесь. 

Можно, я буду жить за тебя? Можно, я буду носить с собой частичку живого тебя, чтобы солнце для тебя всё ещё светило? 

День вранья и "наверных" мыслей заканчивается, и Джек возвращается в своё алкогольное чистилище с запахом ржавых труб, где его встречает ещё живой пёс.

Я обещаю тебе, сидящему по ту сторону букв, я обещаю тебе, мы никогда не умрём. Пока о нас помнят, пока о нас вспоминают. Пока от нас остаётся какой-то след на этом, мы не уйдём на тот. Солнце есть и на обратной стороне планеты, солнце есть где-то и у тебя внутри. И я обещаю тебе - мы никогда не умрём. Ничто не проходит бесследно. Ничто не должно проходить бесследно. Твоя задача сохранить это. Душа не должна сжиматься до размера грецкого ореха. А иначе... передавай привет Джеку.
 
lena_lenaДата: Среда, 26.03.2014, 09:36 | Сообщение # 58
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
На вечерней улице с прошлым 06.03.11

Воздух у него изо рта выходит паром, шумно, и разлетается тут же. Мороз немного щекочет кожу на щеках, шутка ли, всего лишь начало зимы. Слова разбегаются куда-то и никак не хотят складываться в связные предложения, но он всё же неуверенно начинает: 

"Ты до ужаса зеленоглазая, а тебе так часто хочется плакать. У тебя есть семья, дом, фигура - что ещё тебе надо? Все эти твои выдуманные идеальности, лишь пустое место. Все эти твои мыслишки о ком-то левом, лишь причина по которой ты можешь чувствовать себя живой. Странно на тебя такую смотреть, становится ещё страннее, когда пытаешься тебя понять. Ты маленькая глупая девка, если что не так и не по-твоему, то ты ведь в слёзы, в обиду, в хмурую гримасу. Так цыкнешь порой, что хочется прикусить язык до сладкой, с привкусом железа крови. Капризная донельзя. И ведь кажешься ангелочком. Проектируешь жизнь по своим до тошноты киношным фильмам и миниатюрам из стихов чьих-то авторов. Глупо". 

И вздыхает. Смотрит, слегка прищурившись, ждёт реакции, зная, что её не последует:

"Тебе так часто хочется умереть, что другие бы, те, кто любят тебя, не стали разговаривать с тобой, если б знали. Притворство! Тебе просто нужно знать, что ты кому-то нужна. Кто расстроится, если тебя не станет? Так ли их мало, этих людей, которые думают о тебе по вечерам. А ты даже не знаешь о них, живёшь себе спокойно, живёшь".

Он говорит: "Ты отвратительна. Ждёшь необычности и ищешь незаурядности, не отличаясь от других обычных абсолютно ничем. Ты слишком ненавидишь свой, чтобы сделать чей-то мир прекрасным. Людей ненавидишь. Ты, действительно, отвратительна. И все эти твои попытки, кисточки с краской, ленточки, ниточки, эти твои светлые косички в волосах. Не разукрасят реальность. Тебе нужны новые цвета, которых нет в хроматической гамме. И тебе ведь иногда до боли не хочется просыпаться с утра. Такое странное состояние, когда хочется прожить всю жизнь под одеялом. Под панцирем, никуда не вылазив, ничего не делая. Так ведь нельзя, и ты это знаешь, и все это знают. Поэтому ищут чего-то, хотя всё рядом". 

Говорит: "И со всеми этими закидонами, ненавистями, капризами, недовольством жизнью, попытками, печалями и болями, ты ведь безумно счастлива, правда? Я же вижу: счастлива. У тебя глаза зелёные и светятся. Я же.. за это самое тебя ненавижу. За глаза твои зелёные, волосы белобрысые и улыбку, улыбку искреннюю, как будто и нет этой бури и этих противоречий внутри. Ненавижу тебя".

Последние его слова заглушает шум подъехавшей машины, он слегка прищуривается и улыбается: "Вот и моё такси. Пора мне, и так чего-то задержался возле тебя. Забавно было пройти мимо и увидеть твоё лицо. Ты это.. передавай привет своему. Только обязательно передай. Потому что ему безумно повезло с тобой". 

Садится в машину и уезжает. Зеленоглазая улыбается, достаёт мобильник, набирает номер и прикладывает трубку к уху: "Мне тут прошлое на улице встретилось. Ты же знаешь, что я тебя очень люблю? Несмотря на то, что я так ужасна".
 
lena_lenaДата: Среда, 26.03.2014, 09:37 | Сообщение # 59
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
4 дня праздника 8 марта 08.03.11

Наверное, это были самые лучшие дни в моей жизни.
И самый лучший праздник.
Не потому что мне подарили какой-то шикарный подарок, или сделали большой сюрприз, нет. 
Мне подарили гораздо большее. 

1. Кулинария - это целое искусство. Мне нужна сковородка, кастрюля, масло, макароны, колбаса, кетчуп и... щепотка любви. Да, последнее самое важное, определённо. А потом ещё свечи. При правильной дозировке всё это может превратиться в волшебный ужин. В полумраке огня свечей всё кажется иным. Не таким, как при обычном свете за суетой и обыденностью. А особенным. И особенно прекрасным. Линии полупрофиля, ямка у основания губ, изгибы носа, пряди волос, - всё это так заманчиво и так красиво, что, наверное, это какой-то другой мир. Совсем не такой, какой мы привыкли видеть каждый день. В этом мире, который открылся тогда на обычной кухне обычной квартиры на одиннадцатом этаже, так сладко пахло какой-то нежностью и за плечи обнимало что-то тёплое и бархатистое. Его карие бегали по деревянной столешнице и по тарелке с едой, а мои зелёные - по его изгибам. Никогда бы не подумала, что в одном такой маленькой человечке может уместиться такой огромный, чарующий и прекрасный мир. В этой улыбке хочется остаться навсегда. Немного повздорить, принести в этот волшебный мир крупинку обыденности, но задув свечи, снова в него вернуться, положив голову на надёжное плечо. 

2. Он стоит в ванне у зеркала с феном в левой и расчёской в правой. И эта картина до приятных мурашек забавна и комична. Как жаль, что никто кроме меня этого не видит. Не видит, какой он замечательный. И в то же время как же здорово, что таким его вижу только я. Потому что только при мне он настоящий. Небольшой хохолок на голове из тёмных волос делает его похожим на попугайчика. Или воробышка. В общем, на кого-то из пернатых. Когда на лоб не падает чёлка, глаза у него становятся ещё добрее, чем обычно, поэтому я люблю наблюдать за ним в такие минуты. Чего ты смеёшься? Чего я смеюсь? Мне кажется, когда люди счастливы, хочется смеяться. Неважно, есть на то причина или нет. Поэтому смех без причины, это признак счастья. Счастливые дураки. 
- Ром, не хочешь сходить в магазин за чем-нибудь сладким? 
- Давай. 
И жду, пока придёт. Пришёл:
- И это на тебя ещё люди неадекватно смотрят???

3. Я называю это джаз-модерн. Шутишь? Так все это называют. Не знаю почему. Что, что, показать тебе, что это такое? Нет, что ты, я же стесняюсь. Да, да, тебя, кого же ещё, тут кроме нас с тобой никого нет. Точно. Тут кроме нас с тобой. Никого. Никого нет. Смотри, это баланс. Это не так просто, как кажется со стороны. А ты слышал эту песню? А эту? О, вот эту хорошо помню. Мне тогда 14 было. Что ты делаешь? Хаха, и как под это танцевать? О, вижу, вижу, как здорово. Помню, меня как-то учили танцевать танго. Ты хочешь станцевать? Давай попробуем. Шаг, шаг. А вот здесь я должна зацепиться за тебя ногой и прогнуться назад. Вот так. Что значит теперь ты? Эй, я тебя не удержу, балерина чёртова. Как хорошо, что этот ужас никто не видит. Никто. Потому что здесь никого. Ты, я, музыка. Хочешь, включу одну песню. Из мюзикла. Нет, нет, ты только послушай. "О, мой Ромео, жди доброй вести, мой Ромео, жди". Не кривляйся, мне нравится. 

4. Открываешь глаза. А перед тобой окно в гостиной. Непривычное с утра, зашторенное, а сквозь шторы утренний уличный свет. Медленно переворачиваешься на левый бок и невольно улыбаешься. Шутка ли, увидеть любимое спящее лицо на соседней подушке. Кис, а мне сегодня приснилось, что ты меня бросил. Что я тебе не нужна. Кис, мне страшно. Прижимаешься к нему, и слёзы сами на глазах. Не оставляй меня, кис, никогда. Потому что это так тяжело. Обнимаешь его, а в груди до сих пор громкое сердечное "бум-бум" и сжатая в комочек боль. Всего лишь сон, всего лишь сон, всего лишь. А в душе такой осадок, будто все эти слова, что он говорил во сне, были по-настоящему. "Мне всё равно", "Он не хочет с тобой говорить, отстань". И закрыть бы уши, да звук идёт не извне, а откуда-то изнутри памяти. Кис, почему мне под утро снится только плохое. Полусонный он обнимает тебя и целует туда, куда попадает губами - в уголок твоих бледно-розовых. Кис, если ты уйдёшь, я даже раздумывать не буду, в окно прыгну, рыбкой с разбегу. Кис, не снись мне больше в таких снах. Он открывает глаза и не понимает, что с тобой, почему ты плачешь. А ты только крепче его обнимаешь. Ложишься напротив него и смотришь в глаза. А он такой сонный и милый. И утренний свет в окно. Кис, мне так нравится просыпаться и сразу видеть тебя. Водишь кончиками пальцев по линии скул и шеи. Он озабоченно смотрит, слегка нахмурив брови - волнуется. А ты улыбаешься. Доброе утро, кис. 

Забавно, как иногда рядом с собой можно неожиданно найти человека, который подходит тебе, как последний кусочек пазла к остальным. 
И это было незабываемо. 
Просто в такие дни понимаешь, что хочешь прожить с этим человеком всю жизнь.
И спать с ним, и завтракать, и готовить ужин, и ссориться, и мириться, и всё-всё остальное. 
Именно с ним.
И пусть он не идеальный, и не самый красивый, и не самый умный, и не самый хороший. 
Зато любимый. Не самый. А единственный.
 
lena_lenaДата: Среда, 26.03.2014, 09:38 | Сообщение # 60
Сообщений: 2253
 
Репутация: 4

За 100 сообщений на форуме За 250 сообщений на форуме За 500 сообщений на форуме За 750 сообщений на форуме За 1000 сообщений на форуме
Выдохнуть и не дышать 11.03.11

Выдохнуть. Выдохнуть так, чтобы в лёгких не осталось воздуха. И попробовать не дышать. Окружающий мир вокруг, как кадры немого кино. Ты меня слышишь? Не слышишь. Гудки, гудки. Глухие, длинные, монотонные, безразличные. И город знакомо-незнакомый. Где ты, я тебя не вижу. Не чувствую. Не ощущаю. И снова: кадры, кадры. И вот я уже у какого-то дома. Вроде бы даже твоего. Люди вокруг наблюдают, как за событиями плохо поставленного спектакля: вяло, отвлекаясь. Что они вообще здесь все делают? 

Окно твоего перво-четвёртого этажа, за стеклом женское лицо. Знакомое, от того ещё более противное. И ты. Вальяжной походкой из подъезда. Что ты здесь делаешь? Что я здесь делаю? Мы ведь собирались, милый, вместе, помнишь. Площадь, концерт, мои растрёпанные волосы, твои нежные сильные руки. "Не пойдём. Не хочу". Не пойдём. Не хочешь. И вот я уже быстро шагаю по какой-то там улице через город, где солнце и машины. И телефон почему-то не ловит. Твои сигналы. Мои сигналы SOS и шумный трепет сердца. Ты только дай мне дозвониться, кусок глупой электроники. 

Гудки. Гудки. И шум дороги. 
- Алло!
- Чего тебе? 
- Ты где? Мы ведь собирались, ты помнишь. Праздник ведь. Хотели весь день вместе. Где ты? 
- Забудь. Ты мне не нужна. Я с ребятами уже еду.
И снова гудки. 

Как не нужна? А как же до этого: солнце, тепло, ветер в волосах, пальцы, переплетая пальцы, сомкнув ладони, сердца в такт. С кем ты, где ты. И почему не со мной. И неужели снова одна. И улица, залитая солнцем совсем не нужна. Рывком сажусь в подъехавший автобус, забавно, ведь как по заказу мой. "Остановите на следующей". И когда ноги касаются грязного асфальта, сердце проваливается в желудок. Оглядываюсь. Станция. Станция? Я, правда, её не узнаю, но почему-то явно уверена, что это она. Иду на мост и снова телефон. Гудки. Гудки.

- Алло! Ром, я хочу поговорить, может, ты объя...
- Чего тебе? - и голос в трубке явно не его. 
- Я поговорить хочу. Где он? 
- Он не хочет разговаривать. И видеть тебя. Отвали. 
И снова гудки. 

Дикая паника захлёстывает. Оглядываешься и слышишь собственные крики о помощи. Приступ исступления. В голове всё быстро вертится, вертится. Зрачки выхватывают два знакомых лица в толпе прохожих, но они лишь обеспокоенно смотрят, а затем и вовсе не замечают. Нет, это не спасение. Нет, от них никакого толку. Опираюсь о какую-то бетонную перилу возле лестницы, что ведёт вниз к платформе с поездами и электричками. И вроде слёзы по щекам, а в глазах их не чувствуешь. И внутри будто мясорубку включили. А раньше думалось, что если ты уйдёшь, я спокойно перенесу боль и буду жить дальше, как раньше. А тут я держу руки на холодном грязном бетоне и не могу совладать с собой. Ищу помощи в прохожих. И ничего. Нельзя сделать. 

Надо выдохнуть. Выдохнуть эту истерику. Выдохнуть так, чтобы воздуха не осталось в лёгких. Выдохнуть и не дышать. 

***
Открываю глаза и не сразу понимаю, где я. Перед глазами зашторенное окно, сквозь которое пробивается утренний свет. Переворачиваюсь на левый бок, и он рядом. В моей постели. А в душе всё ещё боль ноющая. Пододвигаюсь ближе, прижимаюсь и утыкаюсь носом ему куда-то в плечо. И, чёрт возьми, хоть плачь. С таким страхом просыпаться. Он открывает глаза, обеспокоенно смотрит на мои мокрые.
- Что такое? 
- Мне приснилось, что я тебе не нужна.
Он просто молча прижимает к себе и обнимает крепче.
 
Форум » °•~ Кофе & Мысли ~•° » • Душевно » Повседневности Кота (Лапами в кедах, по вечному коридору времени..)
Страница 4 из 5«12345»
Поиск: